Stephan

(no subject)

Внезапно все бросились обсуждать закон о запрете мата в соцсетях. Уже у трёх человек минимум только за это утро нашёл посты в духе «какая глупость!»
О чём это говорит? Видимо, что мат в классическом виде «устарел». Ведь что такое обсценная лексика? В идеале — это не те слова, которые мы считаем неприличными, «потому что в детстве нам объяснили, что вот именно их совсем нельзя говорить и печатать, хотя, другие слова точно с тем же смыслом, почему-то нормальные».
Мат в идеале — это те слова, про которые и объяснять не надо, почему их не следует произносить, особенно вслух.

И по факту, мат уже изменился. Сами посудите, что вас больше шокирует. Услышанное на улице слово-производное четырёх известных корней — или если кто-то на той же улице громко окликнет кого-нибудь фамилией писателя Андре Жида? И почему-то мне кажется, что половина из тех современных молодых людей, кто считает, что «мат — это нормально», в этом случае таки возмутится.
То же самое касается и старой шутки про объявление «продаются дрова, чурками колотые». Дрова теперь видим только в далёких деревнях, даже на дачах многие используют другие источники тепла. Слово поменяло значение, и чем дальше, тем больше будет становиться «непроизносимым».

Другой источник «нового мата» — это, увы, тюремный сленг. И тут сложнее. Эти слова — они же все многозначные! Но может так статься, что некоторые слова окажутся настолько «испачканными», что через несколько десятилетий люди постесняются их произносить в исконном значении. И если в английском языке появилось альтернативное слово "rooster", заменившее слово "cock", которое внезапно поменяло «основное» значение, то в русском языке все альтернативы слову «петух» — это архаизмы.
Думаю, будет примерно то же самое, как со словом «сука». Люди начнут говорить «самец курицы», не иначе.
Stephan

(no subject)

Нехорошая шутка.
Но уровень несменяемости поколений в стране с, типа, сменяемостью власти — удивляет, мягко скажем.
8116
Stephan

(no subject)

Помню, когда поступил в университет, надо было недельку «отработать» на общественных всяких делах, мусор повыносить там, старый хлам с верхних этажей на свалку... И вот, в последний день комендантша НИИ Химии (5 корпуса ННГУ) меня взяла в свою подсобку. Полки разгребать.

На одной из полок была какая-то странная раковина без дырки... Я смотрел на неё и не понимал, что это. А комендантша мне и говорит, могу ли я эту штуку вытащить. Думаю, вроде, большая, но не так, чтобы сильно. Попытался взять — ЙОООООООО, тяжела. Что это такое?!
Смотрю — а у «раковины» какое-то странное продолжение идёт. Туда, к стене.

Я говорю: «Это Ленин 😳»

«Раковиной» было то место, на котором бюст должен стоять. А голова вглубь к стенке лежала, её было плохо видно поначалу.
Stephan

(no subject)

«Зачем на стройке носить каски? Они же не защищают на 100% от травмы головы!»
«Вот-вот! Брат второго мужа первой жены был в каске, и что? В реанимации. От точного попадания кирпича ну никак не спасло!»
«А я слышал, у жены начальника стройки есть бизнес, каски производят. Вот почему нас всех заставляют ими пользоваться!»
«Напроизводили касок, теперь не знают, как распродать. Вон, уже посетителей надеть заставляют!»
«Работаю без каски всё лето -- ни одного кирпича не поймал. Что я делаю не так?»
Ну, вы поняли.
Stephan

(no subject)

По поводу Скипского, ЧГК, «харрасментов учеников учителями» и прочего имею сказать следующее.
По сути, это является САМОИСПОЛНЯЮЩИМСЯ ПРОРОЧЕСТВОМ.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Самоисполняющееся_пророчество

– Обилие «жареных фактов» (возможно, даже правдивых), появившихся в одно и то же время, порождает истерику.
– Она, в свою очередь, приводит к появлению аналогичных вбросов «ой, а я вот тут вспомнила...»
– Далее, под подозрением оказываются уже все, кто имеет «инструмент насилия», ибо «а что это он с детишками возится, за такие-то копейки, здоровый мужик».
– Это приводит к оттоку мужчин из сферы образования. «Нафиг оно мне надо, подставляться, ещё и за такие-то копейки». Феминистки, конечно, тут же начнут саркастически вопрошать, почему это мужики в школу не идут работать, «наверно, ответственности боятся. Какие безответственные мужчинки пошли, ай-яй-яй».
– При этом, те, которые «без детишек жить не могут» — они, как раз, останутся.
То есть, в процентном соотношении количество «девиантных» педагогов возрастает.

Именно на фоне акций «защитим детей от насильников» (и это делать надо!), силами глупых людей превратившихся в охоту на ведьм — новые подозрения будут БОЛЕЕ ОПРАВДАННЫМИ, ибо среди случайно сохранившихся мужчин в образовании процент «отклонений» будет выше.
Пока что каждая новая «жареная история» вызывает всё меньше и меньше доверия (ибо флешмоб). Но в перспективе всё будет грустнее.

Что с этим делать, я не знаю. Знаю лишь то, что жертвы должны быть «предупреждены, значит, вооружены». Чтобы не через 5-10-15 лет вспоминали, а видели ситуацию здесь и сейчас.

И главное — никаких, блин, МАССОВЫХ акций
Частные случаи есть частные случаи. Они печальны. Но «митинги частных случаев», все эти флешмобы — это лишь увеличит истерию. Лес будут рубить, щепки полетят. И не тех.
Stephan

(no subject)

Снова к теме топонимов, которые постепенно становятся несклоняемыми. Я заметил, что, будучи сознательно «за склонение», подсознательно по-разному отношусь к формам разных падежей!

Родительный: «Центр Сормова» звучит для меня естественнее, чем «Центр Сормово». Последнее, когда впервые увидел, показалось ужасным!
Дательный — аналогично. «К Сормову», а не «к Сормово».

Однако предложный «в Сормово» уже кажется всё более естественным», чем классическое песенное «в Сормове нашем».
А если у топонима ещё и ударение на последний слог... Говорят, от «в ЛюблинЕ» некоторые на стену лезут. Вы что, не слышали песню? «Гуляет солнце по бульварам, сегодня солнце в Люблино» (шутка).

Но сильнее всех удивил, внезапно, ТВОРИТЕЛЬНЫЙ падеж! Видимо, из-за редкости использования. Читаю, что случилось ДТП «под Ивановом» и чую, что-то явно не так. А как? «Под Ивановым»? Тоже не то... «Под Иваново»? Ну, ё моё... Дожили до того уровня, что любая форма кажется неверной! И это я ещё Люблино в творительном не рассматривал.
Stephan

(no subject)

Это он по-английски феминитив, а по-русски — женительный падеж (окололингвистическая шутка)
Stephan

(no subject)

ЧГК-подобный вопрос.

Интересно, что поколение, в детстве боявшееся ЗЛА, сейчас боится КОЗЛА. Что мы заменили на ЗЛА и КОЗЛА?